?

Log in

No account? Create an account
blogger

olnik_y


Растём и изменяемся.

Подвиг каждый день.


Previous Entry Share Next Entry
ППКС, не могу не поделиться "про внутренние ресурсы"
blogger
olnik_y
Оригинал взят у babybitch_ в про внутренние ресурсы
Поскольку я очень часто говорю «нет сил» и объясняю этим очень много неделания в своей жизни, то пора вообще уже сформулировать, на что эти силы уходят.

Два самых ресурсосжирающих фактора в моей жизни вот уже почти пять лет неизменны.

Материнство и эмиграция. Они в свою очередь порождают множество маленьких факторов, которые тоже жрут внутренний ресурс. Так, например, из них рождается адское чувство вины, которое действует, разумеется, деструктивно. Но обо всем по порядку.

Материнство

Охохо. Вообще, это тема заслуживающая не одного подробного поста. Но попробую кратко.
Сейчас мне кажется, что первый год, когда ребенок был безропотным младенцем, был просто безмятежным раем. Да, было сложно, потому что все было внове, непонятно было, за что хвататься, когда у ребенка была температура или когда он плохо спал. Но сейчас это кажется такими мелочами.

1. Ресурсозатратный аспект, который появился сразу и который не проходит до сих пор – взаимная зависимость с ребенком. Младенец неспособен выжить без матери. Четырехлетка самостоятельно тоже пока что не особо функционирует. И раз он настолько зависит от меня, то и я завишу от него. Мать трехмесячного младенца не может пойти куда хочет и когда хочет совершенно одна. Мать четырехлетнего ребенка может сдать ребенка в школу на 5,5 часов в день, но по-прежнему не может никуда на целый день свалить, если захотелось, не может не отвести в школу и не забрать из нее, не может не готовить ребенку еду, не может не помогать ему миллион раз на дню. Вот эта необходимость все время ориентироваться на другого человека – ужасно меня выматывает. Да, я с рождения таскаю Пухлю везде с собой, да, я с рождения с ним путешествую, да, он вообще умеет быть тихим и не мешать мне. Но все равно. Нужно все время принимать его во внимание.

2. Частью этого является невозможность быть одной. Первый год невозможно быть одной в принципе. Примерно с четырех его месяцев я стала уходить сначала на курсы голландского, потом на репетиции хора. С 1 года и 3 месяцев пошла в спортклуб и стала его оставлять там в яслях на полтора часа. Но по-моему я первый раз осталась дома одна без ребенка только когда отправила его в детский сад в 3,5 года. Да и сейчас, когда он ходит в школу, я иногда позволяю себе провести несколько часов дома одна просто абсолютно ничего не делая (и испытываю за это чудовищное чувство стыда), просто потому что хочется побыть одно и чтоб не надо было работать или заниматься домашними делами. Мне жизненно необходимо быть одной. Именно поэтому у меня появилась эта дурная привычка засиживаться допоздна, когда Тин и Пухля спят. Потому что я хочу побыть в тишине, наедине со своей собственной головой и больше ни с кем.

3. Поскольку с ребенком находишься вместе практически постоянно, то практически постоянно же находишься в состоянии готовности прям сейчас подорваться и бежать к нему. В первый год – реагируешь на писк и плач постоянно, во многом благодаря гормонам. Позднее вот прямо так на каждый писк дергаться вроде не приходится. Но все равно нужно постоянно быть в курсе, где он вообще и что делает. Не залез ли куда? Не цапнул ли что-то опасное? Не рисует ли на обоях? По большому счету расслабиться можно только когда ребенок спит. Тогда ты точно знаешь, где он и что он делает. Все остальное время – надо быть настороже. И да, это ужасно выматывает.

4. С ребенком надо взаимодействовать. И если взрослому, например, супругу, можно сказать «слушай, я не в настроении, не трогай меня пожалуйста совсем какое-то время». То с ребенком это работает только с определенного возраста и только частично. Он бы и рад не трогать. Но ему хочется есть, писать, играть, достать вон ту книжку, пораскрашивать, показать раскрашенное. И так без конца. А еще у него тоже бывает плохое настроение или плохое самочувствие. И тогда всё будет не так. Он может рыдать, не слушаться, обижаться, кричать. Он так же может шалить, хохотать, шутить. И все это обычно требует от мамы какой-то реакции. Иногда чуть больше, иногда чуть меньше. Но невозможно сказать ребенку «да пошел ты» и просто его игнорировать. Нет, надо находить в себе силы на адекватное взаимодействие, даже когда их нет. А ведь еще наступает возраст, когда он начинает не соглашаться и спорить. Лично мне именно споры даются тяжелее всего. Пухля ужасно упрямый и мои аргументы далеко не всегда его убеждают. Иногда он злится и рыдает, иногда он злится и отказывается делать то, что я прошу или что в данный момент нужно. И вот именно на то, чтобы не орать, у меня уходит какое-то нечеловеческое количество сил. Бывают дни, когда ему все не по душе и когда он все время рыдает. После таких дней я просто труп и неспособна вообще ни на что. Просто не трогайте меня и все.

5. Все вышесказанное приводит к тому, что ребенок оказывается на первом месте, даже если и хочется сдвинуть его в списке приоритетов куда-то чуть пониже. Быть с ребенком рядом, заботиться о его физическом и моральном благополучии, взаимодействовать с ним – это вообще-то минимум. Но даже этот минимум требует огромных затрат. А ведь помимо удовлетворения базовых потребностей ребенка, хорошему родителю хочется еще и обеспечить всякие дополнительные плюшки. Играть с ребенком. Заниматься развивающими занятиями. Учить считать и читать. Гулять на улице. Ходить в музеи, кино и зоопарки.

6. При том, что мне очень нравится быть мамой, мне все-таки очень хочется быть чем-то еще, кроме мамы. Бывают дни, когда я ничем другим быть попросту не успеваю. И это меня гложет. Хочется успевать все. Но по факту – функция матери и сопряженная с ней функция домохозяйки отнимают больше всего времени. Казалось бы, что мешает больше тратить сил на, например, карьеру, чтобы появились финансы на то, чтоб отдавать домохозяйство на аутсорс? Но это замкнутый круг. Да, я прямо сейчас работаю и зарабатываю больше, чем полгода назад и намного больше, чем год назад. Но позволить себя нанять домработницу не смогу еще очень долго. А это значит, что работа только прибавилась к списку всех остальных моих функций и легче не стало.

7. Лично мой пункт, который возможно есть не у всех. Материнство оказалось для меня таким же творческим процессом, как, скажем, написание текстов. Созидательная энергия, которая идет на писательство и на материнство, берется из каких-то одних источников. Поэтому совмещать получается плохо. Когда у меня «писательские дни», когда я сижу целый день за компом и работаю над сценарием или другими текстами, я для практически потеряна для сына. Хорошо, что Тин это хорошо понимает и старается сам занять Пухлю. Но для меня это довольно болезненно. Стоит мне в такой день начать отвлекаться на ребенка, как я теряю фокус и мне становится сложно писать. И снова приходится расставлять приоритеты. Только в этом случае стыдно независимо от того, что я выбрала. Выбираю быть мамой – стыдно, что ничего не пишу. Выбираю писать – стыдно, что забросила ребенка.

Мне кажется, что список у меня далеко не полный, но больше мне сейчас не приходит в голову.

Необходимый дисклеймер: при всем вышесказанном ребенок является невероятным источником энергии, радости и счастья. Взаимодействие с ним не только потребляет ресурс, но и обязательно восполняет его. Ребенок смешит, радует, наполняет гордостью и нежностью. Ребенок удивляет своим постоянным развитием. С ним прикольно. С ним интересно разговаривать. С ним можно беселиться и валять дурака. С ним очень-очень хорошо. Мой ребенок – это мое абсолютное счастье.

Но это не отменяет того, что быть мамой мне порой очень тяжело.

При этом вот про тяжести родительства как-то совершенно не принято говорить. Жаловаться нельзя. «Мы терпели и вы терпите». «А ты что думала, будет легко?» Уставать от материнства – стыдно! «Хорошие мамы так не делают!». Хорошие мамы – это вообще какой-то такой негласный стандарт, до которого невозможно дотянуть, но за несоответствие которому при этом постоянно стыдно. А есть ведь еще «Как не стыдно жаловаться, когда ты сидишь с ребенком дома в то время, как другие мамы работают и своих детей почти не видят!». И снова волна стыда.

Получается, что вот от всех этих ресурсозатратных аспектов материнства итак-то тяжело. Но за эту тяжесть при этом стыдно, чувство стыда гложет и мучает, а значит тоже жрет ресурс.

Сформулировать, что такое этот самый «ресурс» мне при этом довольно сложно. Я вкладываю в это понятие некие психологические и эмоциональные силы, энергию и энтузиазм, желание что-то делать. Я уже с полтора года назад давала тут ссылку на пост о том, где брать силы на творчество http://lattona.livejournal.com/59323.html. Вот он как раз про те самые внутренние ресурсы.

Все. Подведения итогов нет. Больше я сегодня сказать не в силах, пора спать. Потому что уже через 6,5 часов надо вставать и вести Пухлю в школу, а потом хочется устроить генеральную уборку впервые за два месяца. Я две недели сидела за переводами, сдала их пару часов назад, так что может быть завтра выдастся свободный от работы денек, который можно, точнее нужно потратить на домашние дела.

Пост про эмиграцию и почему она тоже жрет мои внутренние ресурсы я постараюсь написать на этой неделе.
Tags:

Recent Posts from This Journal

  • Кино за апрель

    " Музыкант", 2011, реж. Анна Матисон, Россия, документальный, 51 минута. Ещё один документальный фильм Анны Матисон, на этот раз о…

  • Лытдыбр и unicode вместо emoji.

    ✔ Издательство МИФ, славное своими книгами по саморазвитию, недавно выпустило "Однозадачность" 🕮. Я её не читала, но и так всё понятано:)…

  • "После тебя", Россия, 2016

    Сходила на пресс-показ драмы "После тебя", режиссер Анна Матисон, в главной роли Сергей Безруков. . . Когда увидела анонс, сразу подала…